Пенсионный фарс — 2018

Иероним Босх. Фокусник. 1475–1502

Мопед не мой :-) Рекомендую к прочтению:

Президент России настолько занят сложнейшими проблемами внешней и  оборонной политики, что экономику и внутреннюю политику целиком отдал на  откуп правительству? Или он настолько отлучен от объективной тревожной  информации об отношении масс к реформе и ее возможным негативным  последствиям, что обо всем этом не подозревает?

1. Постсоветские проекты пенсионного реформирования

Идея  увеличения пенсионного возраста для граждан России в нашей власти  вынашивалась давно, еще в эпоху правительства Егора Гайдара. Далее к ней  в правительстве возвращались в каждый кризисный период, когда начинали  лихорадочно обдумывать, как и на чем сэкономить для хотя бы минимального  балансирования дефицитного бюджета.

Однако каждый раз, прикидывая  масштаб политических рисков, от «пенсионной революции», от решительных  пенсионных реформ все-таки отказывались. Тем не менее планы на сей счет  составлялись и экономически обсчитывались, хотя и ложились в стол. Так, в  2005 г. Владимир Путин заявил, что пока он президент, повышения  пенсионного возраста не будет.

Всерьез эти планы начали вынимать  из стола на фоне углубления очередного кризиса. Летом 2010 г. тогдашний  глава Минфина Алексей Кудрин заявлял: «Дефицит пенсионного фонда  неизбежно приведет к тому, что пенсионный возраст будет увеличен...  Когда мы это решим — через год, два, пять, — уже не так важно». В  очередном посткрымском кризисе 2015 г. примерно то же самое заявил  тогдашний глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. А Кудрин — на тот  момент председатель «Комитета гражданских инициатив» — высказался  предельно жестко: «Если мы не будем повышать пенсионный возраст, то  неизбежно столкнемся с повышением налогов... Дефицит пенсионной системы  сегодня составляет почти 50 % и дотируется из федерального бюджета, это  большая нагрузка».

Далее требования повысить в России  пенсионный возраст посыпались буквально валом как от статусных  международных чиновников из Всемирного банка и МВФ, так и от руководства  экономического блока правительства. В частности, тот же Улюкаев  предлагал объявить пенсионную реформу в конце 2016 г., после завершения  думских выборов. Однако тогда всё же решили начать эксперимент на  сравнительно узком и подневольном контингенте — на госслужащих. В мае  2016 г. Госдума приняла закон о поэтапном увеличении пенсионного  возраста госслужащим: мужчинам — до 65 лет, женщинам — до 63 лет.

Эта  «реформа» прошла практически без серьезных социально-политических  эксцессов, и в январе 2017 г. Кудрин на «Гайдаровском форуме» уверенно  назвал необходимой такую же формулу увеличения пенсионного возраста для  всех граждан России. Идея была сразу подхвачена высшими  правительственными чиновниками. В частности, премьер Дмитрий Медведев в  мае 2017 г. заявил, что «ожидаемая продолжительность  жизни при выходе на пенсию в России составляет 14,3 года для 60-летнего  мужчины и 23,9 года для 55-летней женщины». А в июне 2017 г. глава  Центра стратегических разработок А. Кудрин представил план пенсионной  реформы президенту Владимиру Путину в составе проекта новой  государственной «Стратегии 2035».

В ноябре 2017 г., в ходе  обсуждения бюджетных проектировок, Кудрин фактически поставил вопрос о  пенсионной реформе так: либо реформа — либо развитие страны. Он заявил: «Деньги на выплату пенсий в федеральном бюджете есть, однако для покрытия обязательств придется отказаться от развития».

Президент  Путин на пресс-конференции в декабре 2017 г. впервые заявил о том, что  изменение пенсионного возраста возможно. Но оговорил: «Это не должно быть никаким шоковым решением... Это должно быть, как во многих странах делается, постепенно и мягко».

Уже  через месяц, в январе 2018 г., на очередном «Гайдаровском форуме»  выступил глава отдела прогнозов Венского института демографии Сергей  Щербов, который заявил о новом подходе к расчетам пенсионного возраста: «Нельзя  определять старость исходя из биологического возраста, этот период  «отодвигается» из-за роста продолжительности жизни. Новый подход к  измерению старости — на основе ожидаемой продолжительности жизни».

К этому новому подходу,  который сначала озвучил премьер Медведев, а затем «научно подтвердил»  специалист-демограф, а также к соотношению этого подхода с российской  реальностью, — мы еще вернемся ниже.

Одну из главных целей  планируемой пенсионной реформы раскрыл в апреле 2018 г. в выступлении на  конференции в «Высшей школе экономики» глава Минфина Антон Силуанов. Он  заявил, что для роста экономики необходимо привлечь так называемые  длинные инвестиционные деньги. И что их ключевым источником должна стать  накопительная часть пенсий граждан страны или так называемые  индивидуальные пенсионные капиталы.

Далее некоторые эксперты  развили в прессе эту идею Силуанова, в том числе — до предельного  абсурда. Мол, страховые (то есть государственные) пенсии — это  анахронизм, пора переходить на индивидуальные пенсии. То есть нужно дать  будущим пенсионерам возможность самим решать, куда прибыльно вкладывать  отчисления от зарплат на будущую пенсию. И, соответственно, принимать  на себя удачи и риски прибылей и убытков по своим пенсионным  капиталовложениям...

Уже в конце мая глава «Роснано» Анатолий  Чубайс сообщил, что считает нужным и правильным использовать эти  индивидуальные накопительные пенсионные средства для инвестиций в  наноиндустрию.

А 14 июня 2018 г. на заседании правительства  премьер Медведев объявил о согласованном в правительстве решении начать с  2019 г. масштабную пенсионную реформу. Причем сразу же речь зашла не  только о пенсиях.

Читать далее: https://rossaprimavera.ru/article/365b3ffa?gazeta=/gazeta/284

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded