Состояние вдохновения. Есть ли оно?

Ещё один кусочек научно-популярного объяснения. Популярного! :-). Предыдущая тема: Псевдодебильность и слабоумие общества.

Из беседы Андрея Курпатова и сценариста Александра Молчанова.

Александр Молчанов:

Одно из табу среди творческих людей (что для меня на самом деле странно, потому, что мне кажется, что вообще это самое интересное, это надо обсуждать всё время), это состояние вдохновения, так называемое, как в это состояние входить, можно ли в него входить сознательно, как оно устроено это состояние? Что происходит вообще с нашим мозгом в тот момент?

Я слышал абсолютно противоположные версии. Одна, что мозг работает на каких-то минимальных оборотах, и откуда-то из вселенной вытаскивает что-то, а кто-то говорит, что это прям на максимальных оборотах он работает, и как завод фигачит. Что на самом деле происходит в мозгу?

Андрей Курпатов:

Во-первых, надо понимать, что когда мы говорим про вдохновение, мы говорим про фикцию.  Один человек вот это назовет вдохновением, другой вот это назовет вдохновением, и так далее. Все люди, которые находятся по Михаю Чиксентмихайю в состоянии потока, если вы их возьмете и положите в томограф, вы получите такое количество схем, сколько положите людей. Но все они будут говорить, что все они в потоке просто мчатся со страшной силой и их связь с космосом установлена… Не будет этого.

Когда мы говорим про вдохновение, это вообще фикция. Бегать за вдохновением, это просто искать для себя отговорки от продуктивной работы.

Что мы, возможно, имеем ввиду, когда говорим про вдохновение? Мы имеем в виду процесс, когда мозг начал сам собирать то, что нам нужно. Вот для того, чтобы он начал сам собирать то, что нам нужно, для этого его нужно ввести в состояние, когда он будет собирать то, что нам нужно.

Когда он будет это делать? Он будет это делать по двум причинам. Во-первых, если мне это очень надо. Это важная составляющая. Если у меня нет шила в одном месте, которое говорит мне, что мне очень надо, товарищи, во что бы то ни стало, но чтобы ты начал собирать…

Александр Молчанов:

Аванс? Дедлайн?

Андрей Курпатов:

Ну и аванс, и дедлайн, но это всё-таки… и аванс и дедлайн — их невозможно пощупать, это реконструируемые вещи. Сейчас я говорю скорее про подкорковые интенсивности, которые заставляют людей находиться в этом состоянии.

Короче говоря, мне должно быть очень нужно, очень нужно по моим собственным внутренним каким-то состояниям и переживаниям, а не потому, что мне это формально сказали, что у тебя дедлайн. От этого ощущение нужности не возникнет. Это на меня снаружи давит, а меня должно изнутри переть.

Что должно давить снаружи? Снаружи должна давить другая вещь. Это объем элементов, который вы собрали внутрь своей головушки, точнее дефолт-системы мозга (default mode network, Маркус Рейчел), но через работу центрально-исполнительской сети, для того, чтобы у вас был очень большой объем пространства, на котором вы функционируете.

Если вы пишете сценарий, исходя из одной идеи, он будет совершенно нулевая конструкция. Вы должны видеть мир…

Что делает Станиславский? (Все забыли читать великих психологов театрального дела.) Каким образом он «расфуфыривает» какую-то одну простую вещь, превращая ее в историю, в судьбу, в переживания, в опыты и так далее. Он создает огромный массив интеллектуальных объектов, в которых я начинаю двигаться самопроизвольно, потому, что они уже имеют для меня тяжесть, они уже искривляют пространство, они заставляют двигаться меня туда, сюда…  

Поэтому в сценарном деле, вот о том, что Лилия (Лилия Ким) всё время рассказывает, исследовательский этап, когда вы загружаете внутрь себя разные объекты, создавая это пространство смыслов, в котором там всё взаимосвязано, всё друг друга подтягивает, и дальше шило изнутри!.. И после этого вы как комета пролетаете по этому пространству, потому, что там уже есть тяжести, состояния… И вот этот полет можно назвать вдохновением.

Но это не вызванная вещь, а это результат достигнутый. Потому, что вы свой мозг с одной стороны грузили, грузили, грузили там этим всем, заставляли себя переживать, чувствовать, думать про это, видеть в разных комбинациях, видеть в каких-то образах других, каких-то других мирах, которые вы там параллельно создаете. И его внутренняя собственная активность, которая говорит, что уже пора «родить».

Потому, что когда пора родить, ты в этот момент уже же не будешь думать: «Может, подождем?» Тебя не спрашивают, эндокринная система говорит: «Всё! Поехали! Старт!» И дальше там: рановато, мы не готовы, мне ещё надо подумать, рожать или не рожать. Нет! Всё уже, этот процесс идет.

В этом смысле ретикулярные формации, эти внутренние наши фактические шилы, которые в нас существуют, они выталкивают нас… И если мы сделали этот мир достаточно интересным, то траектория нашего движения по нему будет тоже сложной, и нашему потенциальному читателю, зрителю и так далее, будет интересно следить за этими нашими кульбитами. И это не будет какая-то предсказуемая конструкция...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded