Previous Entry Поделиться Next Entry
Один взгляд на кризис. Часть 3.
chju
Как по идее должны были развиваться события, коль не зря США возомнили себя заранее «мировым гегемоном» и даже не побоялись идти на печатанье фальшивых денег и вывод собственных производств со своей территории?

Правящие в СССР как бы, кто в интересах страны (в смысле сохранения развития социализма), кто из-за шкурных интересов, согласились снабжать Запад можно сказать безлимитно всеми нужными ресурсами, а Китай согласился их перерабатывать, тоже имея свой интерес. Под это всё началась афера «кредитования», как рост долгов потребителей (лишь бы потребляли).

Далее, по мере роста производства в Китае, руководство которого было как бы марионеточным, должна была быть приватизирована промышленность СССР (разговоры о конвергенции – первые ласточки «нового мышления», новизна которого – в том, чтобы «поставить под сомнение коммунизм», чтобы он не воспринимался как смысл «социалистического строительства», ну, мол, просто коммунизм – изобилие, которое даёт и капитализм – смотрите, какое там потребление! Нечего изобретать велосипед). Она должна быть приватизирована до того, как она ещё не начала задыхаться от недостатка сырья, и разрушена таким образом спонтанно. Расчёты Римского клуба показали, что недостаток скажется в начале 21 века, поэтому на всё у Запада было времени порядка двадцати лет. Естественно, что как только Россия скатывалась в третий мир, её можно было брать голыми руками. Без особой войны. После чего ресурсы становились собственностью Запада, а всякие долги теряли смысл, т.к. их списание, аннулирование не сказалось бы на благополучии «миллиарда», который имел бы большой запас «питательных веществ».

Таким образом рассчитывали, что новая финансовая система понадобится лет на двадцать, а там можно перейти к более традиционной, и спокойно процветать.

Кому интересны эти мифические долги, когда они позволили потреблять в три горла, и кому надо отбирать имущество за неоплаченные «кредиты». Кому это барахло нужно?

Вот если не удастся присвоить Россию, тогда это будет проблема, но не столько долгов, как потери метода обеспечения спроса. Как ещё его стимулировать? Застарелый кризис напомнит о себе уже сокрушительным ударом спада производства и благосостояния. И главное, что выхода нет, т.к. нет понятия, как перейти к простому воспроизводству.

Так что если подумать, то становится очевидно, что потребительство с его кредитами, было полезной с точки зрения «гегемона» мерой только в одном случае, если он получит новые жизненные средства и территорию. Иначе не было надежды на существование капитализма.

Нельзя же думать, что А. Гринспен не ведал, что бездонность потребления, как «кредитование спроса», может быть только временным явлением. И что она приведёт к тяжким последствиям, когда придётся отменить эту меру. Значит, они надеялись и были уверены, что этого не будет.

Не беспокоится можно было только в одном случае, если к тому времени в распоряжении «миллиарда» оказывались огромные территории с ещё не очень исчерпанными ресурсами и мощной фабрикой их переработки. Ясно, что долги – ничто. Этот «миллиард» мог бы ещё несколько веков жить и не тужить в «постиндустриальном обществе», уничтожив всех лишних, как не работающее на них население третьего мира, тратя ресурсы только на себя. Вот что такое «постиндустриализм» реально. Это была (и пока есть) не пустая фантазия, а реальный план.

Таким образом, принятие решения о «кредитовании спроса» является точкой принятия решения об уничтожении не только СССР, а именно России как государства.

А раз оно было принято, значит, уже в то время («рейганомики») присвоение России выглядело реальным, что говорит о связях политиков СССР и Запада.

И по этой же идее и смыслу создания «постиндустриального общества» во главе с США, присвоение России должно было состояться сразу, как только будет разрушена основная часть её инфраструктуры и, естественно, «силовые структуры».

Мы видим, что к концу девяностых сиё было практически сделано. Легко было бы устроить внутреннюю заваруху и под этим соусом заменить марионеток в Кремле уже явно иностранным правительством.

Но этого не произошло. Вместо этого повзрывали дома, устроили другие теракты, начали вторую чеченскую, а потом вроде, «отпустило», начались «тучные годы».

Почему? Да потому, что это может значить только одно, что есть причина, по которой Запад пока не смог сделать финальный аккорд, хотя уже пора бы, коль рост «кредитов» уже как бы говорил своим существование, что пора прекращать эту игру, главное не переборщить на свою голову. Причём в России уже пошли «разговорчики в строю», что надо бы найти свой путь и возрождаться, коль «эффективные собственники» оказались неэффективными…

Почему он не смог?

Всего по одной причине. Дело в том, что изначально Китай виделся Западу полной марионеткой (они ещё закрепили его положение фабрики изощрёнными правами «на интеллектуальную собственность»). Китайские правящие, согласившись горбатится на «миллиард», не собирались упускать бразды правления внутри страны, отдавая китайцев в руки «не китайцев», т.е. на «новое мышление» они не были согласны. Вот поэтому они оставили название страны и партии без изменений, ударившись в «разгул капитализма». Но разгул обузданный. Поэтому в конце восьмидесятых подавили выступления молодёжи. И вообще, подавляли всё такое, чтобы к власти не пришли уж совсем марионетки, типа как в России. В общем, тогда они и продемонстрировали «миллиарду» пределы его власти над Китаем. Но отменить начатое в СССР, США не могли.

У них возникла проблема с Китаем, которая нарастала. Эти правила «кредитования и торговли» были таковы, что формально США задолжало Китаю. Если бы правящие Китая были бы марионетками, то с этим проблем не было бы. Никто не требовал бы оплаты долга, а когда США приватизировали Россию, то долг стал бы воспоминанием, ибо что Китаю нужно? Как и фабрике – только сырьё и энергия. Как работали, так пусть и работают.

Но эти правящие дали понять, что ежели они не смогут иметь определённую самостоятельность, то могут решить потратить эти денежки на себя.

Короче говоря, они как бы стали шантажировать США этими «резервами», что распорядятся ими не так, как нужно США в их игре. Таким образом их самостоятельность только укреплялась, но т.к. они исправно поставляли на мировой рынок всё, что нужно «миллиарду», то что тут поделаешь и какие могут быть претензии.

В конечном итоге, Китай достиг такой степени самостоятельности, что предъявил претензии на свою долю России. Он не мог не предъявить, потому что захват России Западом означал для Китая смерть. Тут бы никакое руководство ничего уже не сделало. Поэтому Китай был бы вынужден сам захватывать свою долю, если не сможет договорится.

Поэтому, то, что Россия не лишилась независимости в девяностых годах означает, что в то время США были не готовы ни к разделу России, ни тем более война с Китаем им была ни к чему. Как бы они воевали из-за океана? Поэтому, если бы они сунулись, то Китай просто явочным порядком отхватил бы себе кусок, сколько мог, и это было бы уже практически необратимо. Поэтому нужно было время, чтобы договорится с Китаем (тут уж к нему стало особое отношение).

А что тем временем делать с «кредитованием» и Россией? Вот тогда был придуман этот резервный фонд. То есть бардак девяностых надо было бы как-то упорядочить. Придать благопристойность торговли. Поэтому вывоз ресурсов усиливался, и деньги как бы выплачивались, но т.к. ими не пользовались, то реально вывоз шёл практически бесплатно. Однако формально за них было уплачено. Плюс росла задолженность каких-то российских компаний, хотя в России ничего от их деятельности не прибавлялось. Одновременно усилился вывоз денег, что тоже означает бесплатные поставки. Не совсем бесплатные для импортёров, если учесть, что содержание олигархов во что-то обходится Западу, т.к. олигархи тратят денежки на себя. Но в целом, лучше западу продать им яхту или несколько домов, чем ввозить в Россию товары для населения.

?

Log in

No account? Create an account