Previous Entry Поделиться Next Entry
Неразорванный заколдованный круг
chju
Оригинал взят у vergoti в Неразорванный заколдованный круг
Вывесили многострадальные барельефы, на которых знакомые образы превратились в убожество


Фото под названием: «Ничего не вижу, ничего не слышу и где звездочка, вам не скажу»

О формализме

Искусству угрожают две вещи – это художник, не ставший мастером, и мастер, не ставший художником – Анатоль Франс

Уже по первым присланным Москвой эскизам стало понятно, что исполнитель не заболел таганрогской темой и делает всё на «отцепись», на уровне наивного искусства. Делает бездушно, холодными руками и с холодным сердцем. Задело и то, что к городу отнеслись снобистски пренебрежительно, как к глухой провинции. С самого начала работа исполнителя была пропитана формальностью и небрежением, которое чувствовалось во всём: и в отношении к исходному материалу, и к эскизам, сделанным за них, и к исторически важным деталям, и к своим собственным ошибкам.





Реализация похоронила почти все найденные идеи и решения. Обычно, на тяжелые тумбы цепляют тяжелые неровные блоки рельефов. В нашем случае, опираясь на закон контраста, на фоне тяжеловесных каменных тумб хотелось видеть изящные графичные работы.





На полированном граните, в контрасте, хотелось видеть рванную структуру сланца, служащую объединяющим фоном для всех рельефов...



...а не непонятные почеркушки на фоне неба.


Хорошо, если бы наши эскизы были как-то творчески переосмыслены и стилистически улучшены, и от этого стали значительней – возражений нет. Хотя, как можно улучшить подлинный исторический документ, гравюру или медаль? Наилучшим результатом подобной работы была бы способность передать исходный материал без искажений и отсебятины.

Вся вывешенная работа дышит грубым примитивом, так как делали, как удобно и как проще, исказив почти все исходники до неузнаваемости.



Есть начертанья и приметы

Увидев первые макеты в мягком материале, стало ясно, что мы не получим произведение искусства, которое все ждут. Мы получим работу «по мотивам», далёкую от утвержденных эскизов и никак не шедевр, которым можно будет гордиться. Ожидаемого результата невозможно было добиться, используя традиционный подход – такой технологический подход просто оглуплял содержание (например обрывал на полуслове царский указ), лишал некоторые рельефы надписей полностью в угоду ограниченным техническим возможностям.

Если бы ЖЖ от ВВ не опубликовал бы присланные образцы и народ не высказался о них в негативном тоне, мы б уже давно имели эту красоту у себя. На замечания об убогости своей работы Москва ответила, что она дескать ещё не доделана. То есть (внимание!) допускается, что мастерская такого уровня позволяет себе прислать руководству города, на утверждение, полуфабрикат, просто так, на авось, вдруг прокатит. Не прокатило! Если бы мы не выступили против, все эти глупости запечатлённые в бронзе, уже висели бы к Дню города.


Работа всегда говорит за себя в тысячу раз больше, чем слова. Если работу надо разъяснять – это плохая работа

Увидев как неряшливо, грубо, неточно, а порой, почти карикатурно, были сделаны рельефы, руководство на минуту усомнилось в художественной компетенции мастеров. Но мастера из столицы, видимо, приложили немало сил и красноречия, чтобы оправдать своё рукомесленичество. Виноваты оказались невоплатимые эскизы и фотографии, которые никак не передают всей впечатляющей глубины горельефных глубин.


Говорят, чтобы понять, что молоко скисло, достаточно отпить глоток, и не давится целым бидоном опустошая его до дна

Работая с московскими специалистами, делая бесконечные замечания и изменения, все яснее приходило понимание того, что они не смогут без потерь перевести эскизы в материал способом горельефа. Пытаясь решить задачу противоестественным ей образом, они загоняли её в прокрустово ложе своих возможностей, искажая первоначальную идею до неузнаваемости. Надо было что-то менять, чтобы не обессмыслить всю проделанную до этого работу.



Автор предложил поменять технологию. Когда речь заходит о подлинности воспроизведения фотодокументов в металле, применяют совершенно иную технологию.



Это технология прототепирования. Она помогает там, где основу проектов составляют фотографии и копии исторических документов, искажения которых воспринимаются, как предательство. Для реализации таких работ всё равно нужно быть скульптором и большим художником, здесь, как вы понимаете, меняется только инструмент. Плюс, это возможность сделать всё быстро, четко и гарантированно точно в соответствии с эскизами. Ведь толпу не интересует процесс, толпу интересует результат. А результат, при таком подходе, будет абсолютный. Но, к сожалению, не помогли ни письма, ни даже фильм, который был сделал, для понимания процесса.

Люди ничего не захотели менять. Это неудобно: надо вникать, менять привычный уклад работы, кому-то платить и это, когда есть многочисленные скульптурные рабы-студенты. Зачем нам технологии XXI века, нам и в бронзовом веке хорошо, мы «по старинке» – долго и очень-очень не точно.


Город, прости!

Так хотелось прервать этот замкнутый заколдованный круг и сделать что-то стоящее, хотя бы на своём участке возможностей, но магия круга опять оказался сильнее.

Сетую на это, не потому что рисовал эскизы – я их и не рисовал, я просто готовый документальный материал расставил по своим местам (москвичи, кстати, не смогли сделать и этого), и не на то, что это несправедливо по отношению к уже утверждённым эскизам, а на то, что ответственным за это людям в какой-то момент осталось только выбрать между подлинностью и приблизительностью, между рациональностью и шаблоном, между достойной памятью о себе и фиксацией скромных возможностей студентов скульптурной мастерской. Но, руководство вместо того, чтобы проявить настойчивость и политическую волю, повело себя так, словно мы сами себе боимся признаться, что наш уровень и подход в этот раз оказался выше московского, а это некорректно и всех раздражает.

Если в городе что-то делается на скудные муниципальные деньги, то это, как правило, самое-самое важное, важнее на этот момент ничего нет. И это важное можно было сделать на уровне произведения искусства. Хотя, я далёк от мысли, что кто-то серьезно будет приходить к этой стеле и в минуте молчания склонять голову – это проект своего времени. Просто была возможность сделать что-то, по-человечески интересное, современное и звенящее в своей точности воплощения. Мы были в шаге от идеальной 100% реализации замысла. Но...



Ниже фильм «О том, как всё могло бы быть красиво». Найденное решение современно и технологично, в реализации подобных задач за такими решениями будущее.

При создании этого ролика было использовано 9 программ и выполнена, по сути, 1/8 часть работы за исполнителя. За основу был взят барельеф о сорок третьем годе, где нет никакой глубины, есть один выступающий солдат, текст и плоская звезда.



P. S.

Видя всё это, думаешь о Таганроге, как о городе необычайных упущенных возможностей, где недалёкость принятых решений, их сиюминутная политическая и материальная выгода «удачно» накладывается на безучастность и апатичность замученных вопросами выживания жителей. Со временем, интерес к испорченным барельефам потухнет, как потух двуглавый орёл, который сиял сначала. Жаль только, что из массы подобных вещей складывается целый образ не только города, но и страны. И складывается он так неудачно, что потом тебе становится стыдно, за то, что ты русский.



Из невозможного

Когда собрали рабочую группу из художников, историков и музейщиков и сообща одобрили наши эскизы, мы все ходили как именинники. Из группы никто не подписывался под окончательными макетами, эту тяжелую ответственность взяло на себя руководство и нам теперь жить с этими недорельефами, смазывающими всё впечатление от стелы. На неё можно смотреть, но ею нельзя любоваться. Большое, но малоутешительное благо состоит в том, что знают как это должно было быть, лишь небольшая когорта читателей. И всё-таки, есть надежда, что пройдут годы, поменяется ситуация, перенесут нашу стелу на более уместное для неё место и вернут барельефам их первоначальный вид, а городу нашему вернут его, утраченную и поруганную в эпоху безысходности и бесчувствия, самобытную и уникальную красоту. И этого так невозможно хочется...


О барельефных косяках и ошибках пост будет отдельно, если пожелают читатели.

  • 1
"О барельефных косяках и ошибках пост будет отдельно, если пожелают читатели".
Читатели желают!

  • 1
?

Log in