Previous Entry Поделиться Next Entry
Как России выйти из кризиса?
chju
Можно ли сказать, что мировой финансовый кризис близок к завершению? Еще недавно не было недостатка в оптимистических прогнозах, но ситуация в Греции добавила скептицизма. Выяснилось, что даже такой экономически сильный центр, как Евросоюз, не застрахован от всяких осложнений. Да, самые апокалипсические картины, которые рисовали некоторые горячие головы, не реализовались. Но с другой стороны, вряд ли можно однозначно утверждать, что все трудности мировой экономики остались позади. Конечно, нас прежде всего интересует положение в нашей стране, но ведь мы зависим от ситуации на мировых рынках. Волей-неволей, а России приходится учитывать происходящее и в других странах. Но все-таки эксперты все чаще указывают на необходимость опираться на собственные силы, перестав уповать на благоприятную нефтяную конъюнктуру.

Пожалуй, общим местом стали утверждения о том, что пора отдать приоритет реальному сектору экономики. Давно настало время для значительного обновления инфраструктуры и промышленных фондов. Кризис в очередной раз подтвердил старую истину, что так называемая постиндустриальная экономика – это во многом миф, идеологическое клише, а роль реального сектора остается ключевой.

Как России выйти из кризиса и создать фундамент для устойчивого, долгосрочного развития? Насколько эффективны были антикризисные меры?

На эти и другие вопросы ответили член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Владимир Николаевич Федоткин и старший экономист компании «Неокон» Олег Вадимович Григорьев в прямом эфире КМ ТВ 2 июня.

В эфире КМ ТВ программа «Круглый стол» и я, ее ведущий, Дионис Каптарь.

Сегодня мы поговорим о вечной теме последних двух лет — это ситуация с кризисом и путями выхода из нее. У нас в студии член комитета Госдумы по бюджету и налогам, доктор экономических наук, профессор Владимир Николаевич Федоткин, и старший экономист компании «Неокон» Олег Вадимович Григорьев. Здравствуйте, уважаемые эксперты.

Федоткин, Григорьев: Здравствуйте.

Первый вопрос я хотел бы адресовать представителю власти, то есть вам, Владимир Николаевич – скажите, пожалуйста, какие предложения антикризисного характера предлагал, выдвигал, готовил комитет, в котором вы работаете? За последние два года.

Федоткин: Дело в том, я бы сказал, что не только от комитета поступает, поскольку за целый ряд законопроектов, которые выдвигал комитет, мне приходилось голосовать против, потому что есть какие-то разумные подходы к тому, что творится в жизни, и есть законы, которые существуют, но не работают.

Все-таки – если о конструктиве говорить.

Федоткин: Если о конструктиве – допустим, о наших предложениях, в которых я участвовал в разработке и подготовке. Допустим, если кризис рассматривать с точки зрения долгосрочной перспективы, тогда нужно начинать с сохранения населения, потому что если есть люди – все будет, нет людей – ничего не будет. Если с краткосрочной – то это, прежде всего, я бы сказал так – чтобы президент и правительство, Путин и Медведев, все-таки отвечали за свои слова. Когда они говорят хорошие слова о выходе из кризиса, о подъеме реального сектора, об инновациях – чтобы эти слова доходили до дела.

В чем конкретно заключались ваши предложения?

Федоткин: Конкретно так – у нас есть законопроекты по подъему реального сектора промышленности.

Какие там основные пункты?

Федоткин: Прежде всего, надо финансировать реальный сектор. У нас официальные данные — $250 млрд ушло на выход из кризиса за последние 1,5 года, и до реального сектора практически ничего не дошло. Я вам могу привести пример Рязанской области, поэтому первый раздел — это промышленность. Второе – это подъем сельского хозяйства, потому что невозможно поднять, не питаясь каждый день, это безусловно. Первое. Второе – тут трудно говорить, я просто условно говорю. Наука – она все охватывает. Если посмотреть, как у нас сегодня финансируется наука и научные разработки – я когда цифры привел в государственной думе, эти цифры, сколько получает наука….

Приведите их сейчас.

Федоткин: Допустим – как вы думаете, сколько получает фрезеровщик 5-го разряда или токарь 5-го разряда, рабочий в институте и в опытном производстве, где делают единичные, уникальные разработки на перспективу?

Вы эксперт – вам карты в руки.

Федоткин: У меня, я сестре сказал, получает от 2900 рублей до 3400 рублей в месяц. Будет ли, скажем, рабочий 5-го разряда, который может делать какие-то уникальные вещи, за 2900 рублей, за 3000 рублей работать? Это токарь, фрезеровщик, это электросварщик – те, которые делают руками какие-то опытные образцы. Конечно, они уходят, или директора вынуждены идти на какой-то обман – вы нанимаете моих, я нанимаю ваших – и как-то удерживать, потому что если не будет этих специалистов, не будет никакой опытной производственной базы, абсолютно никакой не будет. То есть надо вложить в науку деньги, начиная от каких-то институтов образования до опытным разработок, безусловно. Третий момент. Надо, безусловно, повышать уровень жизни, потому что лучший в мире инвестор — это не банки, это потребитель. Он пришел в магазин, купил вот эту ручку, значит, вернул магазину, заводу какие-то оборотные средства, не купил – завод может остановиться.

И рабочие места дал и налоги заплатил.

Федоткин: Ради бога – все понятно. Ресурсы надо обязательно вернуть, посмотреть. Налоги – например, прогрессивный налог мы проталкивали, он не прошел, мы уже его лет десять проталкиваем, прогрессию, как в других западных странах есть. Потом нужны специальные законы, которые давали бы тем, кто идет по инновационному развитию, просто-напросто какие-то поблажки. Сегодня у нас был комитет Государственной Думы по нашему бюджету, буквально 1,5 часа назад рассматривали вопрос о льготах по НДС для малого бизнеса. У нас в малом бизнесе, естественно, 80% — это торговля и общепит. Так я говорю – ребята, мы для кого тогда даем – если мы начнем с производства, давайте тогда дадим тем, кто в производстве работает, в науке работает, в образовании, тем, кто страну из кризиса выводит. Но пока не прошло мое предложение. Давайте сузим, чтобы было так – те, кто идет, выводит Россию из кризиса, на прорывном направлении, ему и ресурсы, ему и льготы давать-то, но не магазину сегодня давать какие-то льготы, иначе мы никогда не выберемся, не имея своего производства.

Мы сейчас к этому вопросу обязательно вернемся и продолжим.

Федоткин: Поэтому наука, производство, образование – это первое, с чего нужно начинать, с этих трех китов. Иначе – мы не выйдем.

Тут у меня вопрос к господину Григорьеву. Надо все-таки еще и разобраться с природой кризиса. Как вы считаете, природа российского кризиса отличается от мирового или это просто частный случай?

Григорьев: Как сказать. Конечно, российский кризис — это часть мирового кризиса. У нас свои закономерности. У нас структура экономики своеобразная, она отличается от того, как в мире устроено большинство экономик, поэтому, конечно, у нас кризис своеобразно реализуется на территории, но в целом это, конечно, часть мирового кризиса. Другое дело, что, в принципе, наша экономика созрела для кризиса еще до того, как начался мировой кризис.


02.06.2010, 14:05

У нас он был бы неизбежно? Вне зависимости от того, что в США с ипотекой и т.д.

Григорьев: Абсолютно верно, и, собственно, в 2007 году, например, мы его ждали. Более того, не только мы, а, в общем, большинство специалистов-экономистов даже говорили, что он был бы полезен, потому что тогда явно был перегрев экономики. Вспомните – 2007 год, это уже выборы в Государственную Думу, там, конечно, все было сделано для того, чтобы не допустить кризиса. Вкачивались огромные деньги – вспомните, тогда же был бурный всплеск инфляции.

Цены на недвижимость полезли вверх.

Григорьев: Они и раньше лезли, но тогда они ускорились. Уже когда наступил мировой кризис, то тут деваться было некуда.

Уже не удавалось ничего сделать, больше сдерживать было уже нельзя.

Григорьев: Совершенно верно.

Федоткин: Можно пример привести?

Конечно, всегда можно.

Федоткин: Вы знаете, мы получали до недавнего времени, все депутаты Госдумы, перед заседанием, пресс-релизы, какие-то обзоры…

А чьи пресс-релизы?

Федоткин: Наше аналитическое управление готовило какие-то наиболее интересные точки зрения и публикации по законам.

В общем, Думские организации.

Федоткин: Помню, в декабре 2008 года я получил – я сохранил этот пресс-релиз – выступал один из директоров Международного валютного фонда. Как раз кризис-то пошел, помните – август, сентябрь, октябрь, декабрь – и он говорил, что в последние месяцы к нам, в Международный валютный фонд, масса звонков каждый день из правительства России: «почему кризис и что нам делать?» И он там дал интересный расчет. Он говорит, что в России – я уж не буду говорить его выкладки – на 27% повлиял мировой кризис, а остальное — это плохой менеджмент внутри страны, на 73% это российская власть.

Как говорил господин Григорьев, все уже было готово.

Федоткин: Совершенно верно. В этом именно российская власть виновата, по их мнению, то есть нечего пенять на Запад. Их доля есть, но она меньшая, чем наша, своя.

И очень похоже на то, что было в 1998 году. Была вина и юго-восточного кризиса, но, в основном, наша. Так?

Григорьев: Понимаете, конечно, то, что у нас кризис один из самых тяжелых вообще из всех стран – причем, я бы не верил официальным цифрам, которые нам дают – реальный кризис, конечно, гораздо глубже, чем официальные цифры. И в этом смысле, может быть, Россия больше всего, сильнее всех стран в мире вообще затронута этим кризисом оказалась. В любом случае, это означает, конечно, что был очень плохой менеджмент. Если там какие-то страны «упали» на 3-4%, мы только официально упали на 8%, реально мы упали – не знаю, по разным расчетам можно считать, у нас в компании разные способы…

Федоткин: Говорят – на 42% — высказывают.

Григорьев: Ну, 42% нет, но от 17% до 35%.

Это падение ВВП. Это за два года?

Григорьев: Это падение ВВП только за 2009 год.

Сейчас продолжилось падение? На ваш взгляд.

Григорьев: Сейчас – скажем так, роста нет. Во-первых, конечно, мы сейчас ничего не можем сказать более-менее определенного, почему – потому что мы пока, у нас был действительно провал январско-февральский, сейчас такого провала нет. Потом был апрельский провал – сейчас все более-менее стабильно. Посмотреть, на какую траекторию мы вышли – когда снимется эффект этих провалов, мы увидим – может быть, чуть-чуть подросли, может быть, чуть-чуть упали. Мы пока считаем, что мы на нуле где-то. Для себя мы считаем, что – ноль.

Федоткин: Дионис, вы знаете – вы коснулись 1998 года – я как раз был председателем Рязанской областной Думы и член Совета Федерации, и я входил в комиссию по расследованию причин дефолта 1998 года, августа месяца. Там нас было 15 человек, в том числе и я, и мы вызывали крупных министров очень, бизнесменов крупных, на такой, как сказать, не допрос, но разговор, пытаясь понять, в чем причина. Потом была наша записка, которую я принес в Совет Федерации, тогда еще при Строеве, где мы официального доказали, что был сговор между нашим верхним управлением и Западом, то есть знали, что будет финансовый обвал в августе месяце. И тогда мы рекомендовали президенту, тогда еще Ельцин был, чтобы всех этих товарищей, включая Задорнова, министра финансов тогда, Кириенко был тогда еще, отстранить их от государственной службы на веки вечные. Этот документ официально хранится в архиве, он о том (это можно посмотреть любому, кто прочитает, после нашей сегодняшней передачи), что был сговор российской власти и российского менеджмента с западным, к сожалению. Это была причина.

Цели этого сговора были каковы? Если такой сговор был.

Федоткин: Обвал произошел доллара, ну что вы! Кто это знал, тот уже перегнал его в другую валюту и обогатился.

Обвал-то произошел… В этом был смысл…

Федоткин: Конечно! Если вы знаете, что впереди яма, вы ее обойдете, а, не зная, вы в нее упадете. Когда люди знают, что впереди яма…

Это как-то мелковато для нашего руководства.

Федоткин: Этот документ сегодня лежит в архиве – 1998 год, декабрь месяц. Мы месяца 3–4 это расследовали, я был членом этой комиссии, выводы сделаны, и весь Совет Федерации поддержал эту записку.

Кстати, как-то особо неизвестно о наличии такого документа, как-то он не прогремел.

Федоткин: Вы знаете, все замалчивается. Зачем говорить о том, что высшие люди вошли в сговор и Совет Федерации это подтвердил и принял, тогда надо было кого-то наказывать, отстранять и учитывать эти уроки на будущее. Сейчас то же самое повторяется. Я убежден, что нынешний кризис — это тоже сговор. Это мое убеждение с практики работы – я много уже лет работаю во власти – что это тоже сговор, потому что капитал не имеет российского происхождения или американского, он транснационален, и сговор транснационален. Поэтому, то, что было в России – кто-то, например, хорошо заработал, безусловно, кто-то разорился, но тот, кто знал наперед, то заработал очень много.

... Далее читать здесь:


?

Log in

No account? Create an account