Previous Entry Поделиться Next Entry
Что такое рынок. Одно скромное мнение.
chju
Перепост и полная копия поста. Чтоб если хозяин блога удалит тут остался.

Originally posted by a_rodionova at Мне был задан вопрос, что такое рынок в моём понимании

Мне был задан вопрос, что такое рынок в моём понимании, см. http://khazin.livejournal.com/185131.html?thread=27095851

Я отвечаю в общих чертах именно тому человеку в своём журнале, поэтому, возможно, через некоторое время удалю этот технический постик. Что касается начала обсуждения в блоге М. Хазина, то я говорила о своих воззрениях на принцип разделения труда. Поэтому напомню, что об этом же по сути идёт речь в незаконченном ещё посте «сколько стоит баррель нефти».

***

Рынок - это обмен продуктами труда (которые в процессе обмена называются товарами, а товары являются продуктами производства, не считая услуг) - только и всего. Это определение сути рынка. Всё остальное, если добавить, – его форма.

Разделение производств по видам продуктов производства привело к тому, что люди стали обмениваться продуктами производства. Поэтому назначение рынка во все времена одно – получить то, что нужно тебе, в обмен на то, что нужно другим.

Формы обмена, т.е. то, как он делается, изменяются (например, появились деньги). Но назначение рынка не изменяется. Ведь деньги появились, чтобы облегчить ни что иное, как обмен, а не затруднить его или сделать неэквивалентным, а то и грабительским, как при фальшивых деньгах! Без денег – то как раз обмен был стеснён, поэтому производство не могло развиваться, но и появление денег повредило ему в результате злоупотреблений (такова вся история). Тут как говорится, «узкий путь»…Теоретически же деньги не отменили обмен, а сделали его осуществимым в условиях роста производства и разделения производств по видам продуктов производств. Обмен приобрёл форму купли – продажи. Но реально всё равно происходил обмен, а не что-то ещё. За что деньги названы – средством обращения товаров. Это инструмент. Можно копать яму руками, а можно – лопатой или даже экскаватором, но в любом случае и лопата и экскаватор – только инструменты, помогающие более эффективно делать то же самое, что раньше человек делал без «средства».

Рынок (или обмен) – благо. Ведь если человек не может приобретать путём обмена, то он должен либо работать на кого-то, как лошадь, и получать содержание, тоже как лошадь, т.е. находится в материальной зависимости от работодателя, либо быть иждивенцем, паразитом, либо грабителем и т.п. Поэтому все отклонения, как невозможность человеку жить своим трудом, обменивая его продукты на продукты чужого труда, приводят к всевозможному негативу. Обмен – единственный безнасильственный метод присвоения чужой собственности. Теперь понятно, что значит рынок и его отсутствие?

Теперь поясню.

Сложность ещё в том, что труд и производство не всегда совпадают, а если совпадают, то не являются одним и тем же. Например, вместо человека пашет лошадь, но произведённый продукт всё равно считается продуктом труда человека, потому что без человека лошадь ничего не произвела бы. С этим различием тоже надо будет разобраться, т.к. в будущем человек не будет производить сам, это будет делать техника, но трудиться он не перестанет, потому что техника, как и лошадь, ничего сама произвести не может, следовательно, даже полная автоматизация не может уничтожить рынок как обмен продуктами труда, поскольку люди специализированны по способностям, по призванию. Принцип разделения труда – это свойство психики. Его не уничтожит способ производства (его уничтожает наше «образование», делая всех бесталанными). Просто менять продукты труда без их материализованной формы - продуктов производства и т.н. услуг, - невозможно. Поэтому продукты труда всегда останутся индивидуальной собственностью, даже если всё производство превратится в одну фабрику без всяких «независимых производителей», что рассматривается как «конец рынка». Просто люди мало соображали, что рыночные отношения как бы двойственны, и крах своего стереотипа в связи с монополизацией производств воспринимают за крах рынка. Хотя, например, покупая какие-либо сапоги или посуду, они всегда платили ремесленнику не как лошади за само производство, а оценивали его услугу - то, что он дал им желаемое. То есть платили за труд (мастерство), а не за производство, как рабочему. Врач дал здоровье, сапожник – сапоги. В итоге плата всегда платой является плата за услугу, за то, что человек делал головой! А теперь они силятся придумать, что есть какая-то «полезность», что тоже доказывает, что двойственность чувствуется, я её не выдумываю, но так и не была осмыслена.

Сам процесс обмена заключается не в факте обмена, а в процессе торга, от которого зависит, состоится ли факт обмена товарами. Обмен есть обмен правами собственности, ибо каждый продукт труда, как товар, является собственностью того, кто его создал. Так что рынок не может существовать без собственности, более того - участниками рыночных отношений могут быть только собственники своего продукта труда. От этой собственности приобретает смысл любой вид собственности, в том числе на «средства производства». Вся собственность собственников постоянно перераспределяется между ними в процессе торга. Это значит, что товары производятся и потребляются без проблем. Что касается распределения, то собственник может и распределять свою собственность в виде продукта производства между несобственниками, хотя они могут являтся непосредственными производителями, например, человек кормит лошадей, оказывает им ветеринарную помощь, строит им хлев, или человек кормит рабов, раздаёт им всё нужное для жизни, или человек раздаёт деньги (платит зарплату или пособие). Так что рынок – это не просто отношения людей, а только собственников, остальные – за бортом рынка, как и лошади. Итак, собственность оборачивается присвоением – это две стороны одной медали, а распределение основывается на том, что общество всегда будет делиться на собственников и несобственников (господ и рабов). Поэтому восстановление рынка подразумевает, что никто ни от кого (кроме детей) не будет находиться в материальной зависимости, потому что он будет иметь своё и может приобрести другую собственность, но величина его собственности будет зависеть от него, а не от того, что кто-то ему дал или взял у него. Обмен и распределение – взаимоисключающие вещи. Надо выбирать, а это выбор между свободой и рабством.

При натуральном товарообмене торг (или договорённость) заключается в установление количественных пропорций, например, 3 литра масла = 1 паре обуви, а при наличии денег как средства обращения товаров (того же масла и обуви) договор заключается о цене. Но цена про этом выражает те же количественные пропорции, поскольку продавец учитывает, что ему нужно купить на вырученные деньги.

Если 1 пара обуви стоит 1 грамм золота, то 1 л масла будет продаваться за 1/3 грамма.

Объёмы личного потребления, устанавливаемые в процессе торга, определяют объёмы производства. Поэтому состояние рынка (количественные соотношения обмена) определяет состояние производства.

Рынок отрицает паразитическое существование, т.к. обмен подразумевает, что ты ничего не можешь взять, не дав. Поэтому сохранение рыночных отношений, когда каждый человек будет жить своим трудом, точнее - их восстановление, естественно, не в допотопной, а в современной форме (т.к. она реально зависит и от способа производства, ручного или машинного и от др. вещей), означает сохранение, как экономической независимости каждого человека, который в плане благосостояния будет зависеть только от своих способностей, на фоне общего состояния производства, как это было на заре человечества, так и то, что рыночные отношения изживут иждивенческую, инфантильную и грабительскую психологии, когда каждый думает не то, что он может дать (потому что не паразит именно так думает как взять) и сколько это стоит, а думает как взять – то ли выпросить, то ли украсть, то ли продаться и т.д. Короче говоря, эта психология и поведение - результат распределения - любого, как справедливого, так и несправедливого. Как явного (например, в эпоху рабовладения), так и неявного (установка зарплат).

Кроме того, рынок регулирует производство в количественном отношении - производится то, что нужно самим людям и в нужном количестве, т.к. всё это закладывается в процессе торга ими самими (я абстрагируюсь от технических возможностей производства, но исходя из реалий). Распределение подразумевает, что кто-то определяет вместо людей то, что они будут потреблять, а то, что определяется, то и производится. Опять же - это зло, т.к. у людей атрофируются собственные желания, - это состояние безразличие, но развивается бессмысленное пристрастие к вещам - эмоциональное перевозбуждение, потому что люди не понимают, что им нужно. Поэтому желают всего больше или того, чего нет у других, и всё им надоедает, как ненужное. Раньше этим пристрастием страдали «правящие классы», теперь оно стало пандемией. И т.д.

Рынок есть обмен продуктами труда, поэтому рынок как принцип неизменен, но он имеет разные формы реализации. Поэтому конечно, в современных условиях обмен может происходить не в той же форме, что в любые другие времена. Остаётся найти новую форму, чтобы обмен существовал в виде экономических отношений. Например, изготовитель телег мог изготовить телегу для себя и для других, если был спрос. Но если не было, то он всё равно мог произвести телегу для себя. Производство оставалось, но переходило в нетоварную форму. Обувщик мог производить обувь себе, а излишки – по мере спроса. Обменивались т.н. «излишки», т.к. что человек производил для своего потребления, он производил и для других. Поэтому, когда обувщик менял обувь на телегу, то у него оказывались в пользовании и обувь и телега. А как сейчас? Представим, что есть два производства – обуви и одежды. Всё, что производят эти предприятия должно быть выставлено на продажу, т.е. вся обувь должны быть обменена на всю одежду, ибо занятые в этих производствах не могут работать на себя, как ремесленники. Получается абсурд, т.к. у производителей обуви не остаётся обуви, а у производителей одежды – одежды. Чтобы приобрести одно, они должны лишиться своего. В реальности, чтобы у них была и обувь и одежда, эти производители должны не только продать эти продукты друг другу, но и как бы отчасти продать самим себе, и таким образом обувщики присвоят обувь, а производители одежды – одежду. Как видите на этом простеньком примере, что машинный способ производства привнёс усложнение в формулу Т-Т, ведь присвоение даже продуктов собственного производства происходит иначе, не так, как при ручном способе производства. Поэтому и капиталиста и работающих нельзя рассматривать как ремесленника. Точнее сказать, если мы хотим, чтобы был нормальный рынок, мы должны найти метод реализации формулы Т-Т в современных условиях, а не тупо сравнивать её с тем, как это было в допотопные времена, когда сапоги точал сапожник, а пироги пёк пирожник. И втискивать современные экономические отношения в прокрустово ложе старой формы в попытках сохранить «рынок», борясь с монополизацией производства, т.е. жертвуя эффективностью, и поощряя конкуренцию, цепляясь за иллюзию «экономической независимости», представляя рынок формально. Так его только можно угробить. Нам надо восстановить товарообмен, тогда у всех будет экономическая независимость – как бы ценность «капиталистической экономики», а товарообмен (торг) – нечто нематериальное. Поэтому его нельзя представлять себе как «прецедент». Ведь копировать форму уже невозможно (на базаре что ли торговаться!), а надо думать как восстановить функцию, тогда форма – приложится.

Обмен был при любой формации, при любом способе производства, но в разных формах. Поэтому я дала Вам определение сути рынка, а Маркс дал определение больше с точки зрения формы, не универсальное. Т.к. бывает, что форма есть, а рынка нет по сути. Так сказать неудачная форма может разрушать содержание, поэтому вместо рынка воцаряется псевдорынок (поскольку он не выполняет назначение рынка - никто не может иметь путём обмена, но недостатки отсутствия рынка приписывают рынку и готовы угробить его корни!), который теперь сбросить маску рынка и готов обнажить свою суть - перейти в «распределение». Извините, что я дала такие общие сумбурные пояснения, но «лучше выдумать не мог». Я хотела показать, что переосмыслять придётся многое, чтобы избавится от стереотипов и избежать трагической ошибки.

Если будет обсуждение, тогда внесу свою лепту, что мне известно по этому вопросу.

?

Log in